top.mail.ru Вадим Мишаков. Два Иисуса » Bezrodin

  Источник находится по адресу:   (http://www.vesti-kuranti.narod.ru/Dva_Iisusa.html)  


Вадим Мышаков

Два Иисуса



Имеются неоспоримые доказательства того, что в Новом Завете речь идет о двух совершенно разных лицах, известных под одним и тем же именем Иисуса Христа.

Старший Иисус – сын Иосифа, внук Иакова (Матф. 1:16) – родился в 6 году до н.э. во времена царя Ирода. Младший Иисус – сын другого Иосифа, внук Илии (Лука 3:23) – увидел свет 12 лет спустя во время переписи населения, проводившейся в 6 году н.э.

Оба Иисуса приходились друг другу дальними родственниками: старший происходил из царского рода Соломона, сына царя Давида (Матф. 1:6); младший принадлежал к боковой ветви царского же рода, восходившей к Нафану, другому сыну царя Давида (Лука 3:31).

Старший Иисус стал знаменитым бунтовщиком, а младший – бродячим проповедником в Галилее.По разным причинам оба были арестованы и предстали пред Пилатом, который должен был решить кого из двух братьев помиловать, а кого – казнить…

Глава 1

Почему евреи Христу предпочли убийцу?

Итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтоб я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? Тогда закричали все: не Его, но Варавву! (Матф. 27:17; Иоан. 18:40)

1.1. Варавва

Как свидетельствуют Евангелия (Лука 23:19), Варавва был разбойником и атаманом шайки, поднявший мятеж в Иерусалиме и совершивший убийство. Ко времени своего ареста Варавва уже снискал дурную славу (Матф. 27:16), то есть, надо полагать, это было не первое его преступление, ни первое убийство. Наконец, бандит арестован. Какова же была реакция еврейской общественности? Реакция оказалась, мягко скажем, странной: евреи грудью встали на защиту киллера. Подумать только: не успели еще отпеть его последнюю жертву, а народ, как один, потребовал освободить Варавву. Как это прикажете понимать?! Чем объяснить столь неожиданную любовь общественности к преступнику? А ведь, вполне возможно, в толпе находились родственники его последней жертвы. Почему хотя бы они не воспрепятствовали освобождению бандита? Варавва был убийцей. Согласно еврейскому закону убийцу следовало казнить смертью. Почему же народ потребовал освободить преступника вопреки требованиям своего закона? Можно, конечно, возразить: что, мол, с толпы возьмешь – вчера она ненавидела злодея, а сегодня, ни с того, ни с сего, взяла да и возлюбила! Мало ли каким психозам толпы подвержены.

Однако, помимо безответственной толпы на суде также присутствовали первосвященники и старейшины еврейские. Они-то чего молчали? Эти мудрые и влиятельные лица должны были объяснить всем заблуждающимся, что Варавва – убийца, которого надлежит казнить. Ибо того требует Закон. Ибо так подсказывает здравый смысл: казнить злодея, дабы другим неповадно было. Почему же еврейские первосвященники и старейшины пренебрегли законами, которые они обязаны были неукоснительно соблюдать? Ради кого? Ради убийцы?

Это – не единственная странность суда. Взять того же прокуратора Понтия Пилата. Он-то куда смотрел? Ведь именно он судил тот суд. Именно он (и никто другой) решал, кого из осужденных миловать, а кого казнить. Именно он, невзирая на вопли толпы, должен был убийцу Варавву таки распять, ибо тот был не обычным карманником, а бунтовщиком.

Варавва поднял мятеж в Иерусалиме. Таким образом, он посягнул на существовавший порядок правления. Он, ни много ни мало, посягнул на власть римлян в Иудее. Римский закон однозначно считал Варавву политическим смутьяном, которому «светила» непременная казнь. (Как свидетельствует древнеримский историк Светоний (75-160 гг. н.э.) тот же император Тиберий судил все случаи оскорбления «Его Величества» сисключительной жестокостью (см. Светоний. Тиберий, – с. 58)).

Пилат безусловно превысил свои полномочия, освободив государственного преступника Варавву без высочайшей санкции на то со стороны императора Тиберия. Почему Пилат столь легкомысленно рискнул своей карьерой, да что там карьерой – самой жизнью? Ради чего, ради кого он рисковал? Ради еврейского преступника?

Факт, что все участники судилища продемонстрировали неестественную, даже преступную, мягкотелость по отношению к Варавве. Более того, все участники судилища столь же единодушно продемонстрировали неестественную, даже преступную, жестокость по отношению к другому осужденному – Иисусу из Назарета.


1.2. Иисус из Назарета

Иисус из Назарета не совершил ни одного преступления ни по римским, ни по еврейским законам.

Римский прокуратор Понтий Пилат должен был поддержать примиренческую позицию Иисуса, который советовал евреям отдавать кесарево кесарю (Лука 20:25). Римские оккупационные власти могли только приветствовать призыв Иисуса к покорности. Таким образом, со стороны Пилата было бы непростительной ошибкой казнить столь влиятельного пропагандиста покорности, каким был Иисус из Назарета.

Евреям также не было никакого резона настаивать на смерти Иисуса. Он был известным проповедником. Он не совершил ни одного преступления. Он не дал евреям ни единого повода ненавидеть его больше, чем какого-то преступника. Он не дал евреям ни единого повода ненавидеть его настолько сильно, что они ему предпочли убийцу.

Кроме того, не было причин добиваться Иисусовой смерти и у еврейских первосвященников. Первосвященники представляли местную власть, не менее римлян заинтересованную в сохранении мира и спокойствия в Иудее. Они могли только приветствовать мирную и примиренческую проповедь Иисуса. Им стоило поощрять его, а не отправлять на крест. Даже если Иисус несколько отступил от буквы еврейского закона, максимум, что ему грозило, это побитие камнями, но никак не распятие, ибо последнее было запрещенно еврейскими законами.

Итак, дважды в течение одного суда все его участники продемонстрировали неестественное поведение: они предпочли помиловать убийцу-рецидивиста и казнить невинного проповедника.


1.3. Почему?

Этот, на первый взгляд второстепенный, вопрос на самом деле является ключем к пониманию той драмы, которая разыгралась в Иудее около 1970 лет тому назад.

Итак, евреи предпочли помиловать Варавву. Но помиловали они не преступника и убийцу, которым мы до сих пор считаем Варавву, а знаменитого Варавву – вождя еврейских повстанцев, сражавшихся против римских захватчиков за свободу Израиля!

Мы до сих пор игнорируем тот малоизвестный факт, что Варавва – это не имя преступника. Это – царский титул. Варавва, или точнее – Вар Авва (Bar Abba), означает по-арамейски Сын Небесного Отца, то есть, Сын Божий (Вар – сын, Авва – Отец, Бог). И именно этот титул Библия (Ветхий Завет) использует применительно к помазанному царю израильскому и мессии (см. Псалмы 2:2-7).

Следует помнить, что в первые века нашей эры слово «мессия» имело другое значение, чем сегодня. Современные верующие обычно думают о мессии как о чисто духовной фигуре. Но тогда это означало и военного вождя, который освободит евреев от иноземного (т.е. римского) владычества (Рабби Йозеф Телушкин. Еврейский мир. – Лехаим, Москва, 1997. – с. 100). (Так, например, в 132-135 гг. н.э. Бар-Кохба, вождь второй Иудейской войны против римлян, был провозглашен мессией).

Варавва не был каким-то разбойником, но Сыном Божьим и мессией. Даже если ко времени суда он еще не был официально помазан на израильский трон, нет никаких сомнений, что он таки был законным претендентом на царский титул. Так вот могли ли евреи позволить, чтобы их вождь и, возможно, тайный царь и мессия был бы распят? Не должны ли были они сделать все возможное, дабы избавить его от креста? Не обязаны ли были они пожертвовать кем-нибудь другим, пусть даже невинным проповедником, ради Вараввы? И разве не именно это имел в виду первосвященник Каиафа, когда подал совет иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ(Иоан. 18:14)?

Вполне возможно, что римский прокуратор Понтий Пилат не понимал скрытого значения имени Вараввы, учитывая сколь мало он вообще считался с иудейской религией. Но сами-то евреи должны были осознавать, чем они рискуют, если бы, не дай Бог, они посчитали недостойного человека Сыном Божьим, то есть царем иудейским и мессией. Если учесть, сколь трепетно евреи относятся к своей религии, нельзя даже и помыслить о том, что они рискнули бы произнести священное имя Божьего Сына без серьезных на то оснований.

Евреи таки произнести священное имя Варавва (Матф. 27:21). Более того, то же сделали и еврейские первосвященники и старейшины (Матф. 27:20). Этому может только одно единственное объяснение: каждый еврей из присутствовавших на суде совершенно точно знал, что Варавва – законный претендент на титул царя и мессии.

Согласно еврейским верованиям грядущий мессия должен был происходить из царского рода царя Давида. Евреи связывали пришествие мессии с политическим воссозданием Давидова царства во всем его бывшем блеске и славе (Эмиль Бок. Детство и юность Иисуса. – Энигма, Москва, 1996. – с. 44). Таким образом, имеются основания утверждать, что Варавва происходил из царского рода царя Давида.


1.4. Два Христа

В нашем каноническом чтении Варавва – имя, а в древнейших и лучших кодексах Матфея и, может быть, Марка, – только прозвище; полное же имя: Иисус Варавва. Так, в лучших кодексах Матфея, читал Ориген, и глазам своим не верил: «имя Иисуса, должно быть, еретиками прибавлено, потому что оно неприлично злодею» (Д.Мережковский. Иисус НеизвестныйРеспублика, Москва, 1996. – с. 564). Иисус Варавва означает Сын Божий по-арамейски, то есть Иисус-мессия на иврите и Иисус Христос по-гречески. Иисус Варавва означает Иисус Христос. Другой Иисус – Иисус из Назарета – также известен под тем же именем Христа.

Итак, на том суде встретились два Иисуса (Иисус Варавва и Иисус из Назарета), причем, оба – мессии (военный и духовный), и оба же они – Христы (Иисус Варавва, он же Христос, и Иисус из Назарета, тоже – Христос). Какова вероятность того, что это было случайное совпадение? Один шанс из миллиона? Или из миллиарда?

Не должны ли мы, напротив, предположить, что встреча эта была неслучайной? А раз так, раз все евангелисты единодушно описали неслучайную встречу двух Иисусов в конце повествования, не должны ли мы предположить, что и раньше, в ходе рассказа, авторы уделяли внимание обоим персонажам? Не должны ли мы, наконец, предположить, что оба наши героя присутствуют в евангельских писаниях с самых первых страниц? Есть ли у нас основания для таких утверждений? Такие основания у нас есть.


Глава 2

Две истории Рождества

Первым, кто выдвинул версию о двух Иисусах, был Рудольф Штайнер. Вслед за ним эту идею развил в своей книге Детство и юность Иисусанемецкий теолог Эмиль Бок. В частности, Штайнер и Бок обратили внимание на следующие противоречия в евангельских историях рождества от Матфея и Луки.

2.1.Различные генеалогии Иисусов

Согласно Евангелию от Матфея Иисус родился в семье Иосифа, сына Иакова (Матф. 1:16), и происходил из царского рода царя Соломона, сына царя Давида (Матф. 1:6).

Напротив, Лука утверждает, что Иисус родился в семье другого Иосифа, сына Илии (Лука 3:23), и принадлежал к боковой ветви царского же рода, восходившей к Нафану, другому сыну царя Давида (Лука 3:31).

Эмиль Бок совершенно прав, утверждая, что едва ли богословы апостольских времен и первых веков христианства и сами евангелисты, наконец, не замечали по крайней мере таких несоответствий, как различие имен деда. Это совершенно исключено, если учесть, какую важность в Древнем мире придавали происхождению из определенного рода. Ясно, что люди той эпохи отдавали себе отчет в этих противоречиях и уживались с ними. Значит, у них наверняка были на сей счет какие-то соображения (Эмиль Бок. Детство и юность Иисуса. -Энигма, Москва, 1996. – с. 36-37).

Единственным объяснением этому противоречию может быть только то, что люди той эпохи совершенно точно знали: речь идет о двух разных лицах.

2.2. Расхождения в топографии

Евангелист Лука называет местом жительства супружеской пары Назарет. Из Назарета Иосиф и Мария, уже к концу срока ее беременности, идут в Вифлеем на перепись населения. И наконец, когда младенец родился в Вифлееме и был принесен в Иерусалимский храм, родители снова возвращаются с ним в родную Галилею, в «свой город» Назарет.

В Евангелии от Матфея, напротив, о Назарете как изначальном местожительстве Марии и Иосифа и речи нет. Нам остается предположить, что они проживали в Вифлееме, где у них родился потом младенец. По возвращении из Египта, куда они бежали от преследований Ирода, родители с младенцем поначалу намереваются поселиться не где-нибудь, а в Иудее, то есть, надо полагать, в Вифлееме. Но Иосиф медлит с возвращением туда, где он прежде жил, пока не получает во сне повеление идти в Галилею: «Услышав же, что Архелай царствует в Иудее вместо Ирода, отца своего, убоялся туда идти; но, получив во сне откровение, пошел в пределы Галилейские и, пришед, поселился в городе, называемом Назарет» (Матф. 2:22). Так впервые называется Назарет. И речь о нем идет вовсе не как о городе, который прежде был местом жительства Иосифа (Эмиль Бок. Детство и юность Иисуса. – Энигма, Москва, 1996. – с. 33). Кроме того, некоторые средневековые предания (например, О благовещении Богородицы, О рождении благословенной Девы Марии), основанные на апокрифических евангелиях, прямо указывают на Вифлеем, как на изначальное место жительства Иосифа.


2.3. Различная датировка Рождества

Согласно Евангелия от Матфея, Иисус родился в период царствования Ирода: Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода (Матф. 2:1).

Лука, напротив, утверждает, что это случилось значительно позже, а именно во время переписи, проводившейся после смерти Ирода (Лука 2:1). В связи с этим, Рудольф Штайнер считал, что второй Иисус родился спустя несколько месяцев после первого. Эмиль Бок идет еще дальше, утверждая, что старший Иисус родился примерно за два года до рождения младшего.

Автору представляется весьма странным, что оба исследователя проигнорировали совершенно точные датировки рождения обоих Иисусов, приведенные в Евангелиях:

(1) Так, согласно Евангелисту Матфею первый Иисус родился во времена царя Ирода (Матф. 2:1), то есть никак не позже 4 г. до н.э. (исторически засвидетельствованного года смерти царя Ирода);

(2) С другой стороны Евангелист Лука (2:1-7) совершенно точно указывает, что второй Иисус родился во время переписи населения, проводившейся уже в начале нашей эры. Сохранились свидетельства еврейского историка первого столетия нашей эры Иосифа Флавия, который утверждал, что такая перепись действительно имела место в 6 году н.э. (Иосиф Флавий. Иудейские древности, – Беларусь, Минск, 1994, – том. II, гл. XVIII, i, 1). Таким образом, второй Иисус родился в 6 г. н.э., то есть как минимум 10 лет спустя после рождения первого Иисуса.


2.4. Различное место рождения

Евангелист Лука утверждает, что Иисус родился в хлеве: (Мария) родила Сына Своего, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице (Лука 2:7). Матфей, напротив, говорит, что Иисус родился в доме: Вошедши в дом, (волхвы) увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и падши поклонились Ему (Матф. 2:11).


2.5. Другие источники

Следы двух Иисусов присутствуют и в других источниках. Например, в Берлине, в Далемской картинной галерее, висит картина Рафаэля «Мадонна с тремя мальчиками». Один из мальчиков – маленький Иоанн. А два других – один сидит на коленях у Марии, и второй стоит рядом, прильнув к ней. Нельзя утверждать, что Рафаэль имел ясное, осознанное представление о двух мальчиках Иисусах, хотя исключать подобную версию тоже не следует. Быть может, это связано с некой тайной традицией художников: вдохновенное чутье мастера сумело уловить духовно верный образ далекой истории.

В музее романской церкви Амвросия в Милане мы видим сверкающую яркими красками картину Боргоньоне (1455-1523): двенадцатилетний Иисус в храме. В центре на месте учителя сидит отрок с одухотворенным ликом; ученые книжники – у его ног. Слева на переднем плане – окутанный тенью второй мальчик.

Более ранние картины, сходные по сюжету с полотном Боргоньоне, наводят на мысль, что в определенных школах живописи в форме образа-мотива могло передаваться знание о двух мальчиках-Иисусах. На картинах Джероламо Джовеноне, Дефенденте Феррари, Мартино Спанцотти и др. Святое семейство – Иосиф, Мария и Иисус, все трое с нимбом вокруг головы, – внимает речам величественно восседающего в центре храма двенадцатилетнего Иисуса (Эмиль Бок. Детство и юность Иисуса. – Энигма, Москва, 1996. – с. 87-88).

Равным образом много загадочного вспыхивает там и тут в апокрифической литературе первых христианских столетий. Так, в апокрифическом Евангелии от египтян, из которого до нас дошли только отдельные фрагменты, в одном месте говорится: «На вопрос Саломии, когда приидет Царство, Господь отвечал: Когда двое станут одно…»

В книге Зохар, одной из частей каббалы, нередко встречаются места, подобные следующим: «Сын Давида и сын Иосифа был не один, а двое. Сын Иосифа умрет страшной смертью. За ним последует сын Давида. Мессия, который сын Иосифа, соединится с сыном Давида, но он будет убит». «Другой Мессия, сын Иосифа, соединится с Мессией, сыном Давида».

О встрече двух мальчиков Иисусов идет речь в гностическом коптском писании «Пистис София» (Эмиль Бок. Детство и юность Иисуса. -Энигма, Москва, 1996. – с. 88-89).


2.6. Версия Штайнера

Штайнер и Бок объясняют тайну двух Иисусов следующим образом: В начале нашего леточисления живут два Иосифа, один в Вифлееме, другой в Назарете. Жены обоих носят имя Мария. Оба Иосифа происходят из Давидова рода, вифлеемский – из царской ветви, которая восходит к Соломону, назаретский – из священнической ветви, восходящей к Нафану, другому сыну Давида. У той и другой супружеской пары рождается в Вифлееме мальчик; обоих младенцев нарекают именем Иисус. Первым рождается мальчик из царского, Соломонова, рода, с которым родители бегут затем в Египет, спасая его от Ирода. По прошествии какого-то времени рождается мальчик у галилейской супружеской пары. Это происходит также в Вифлееме, куда Мария с Иосифом приходят на перепись населения; их мальчик рождается в хлеве. К тому времени опасность со стороны Ирода уже миновала, и родители могут спокойно вернуться с новорожденным в Назарет.

Позднее в Назарете поселяется также и возвратившаяся из Египта семья Соломонова Иосифа, которая раньше жила в Вифлееме. Оба семейства, соединенные глубинным родством судеб, живут теперь в одном и том же месте. Мальчики растут в тесном общении друг с другом. У старшего мальчика рождаются еще братья и сестры, младший растет единственным ребенком в семье (Эмиль Бок. Детство и юность Иисуса. – Энигма, Москва, 1996. – с. 52-53).

По версии Штайнера старший Иисус умирает, когда младшему исполняется 12 лет. К этому времени умирают также Иосиф из царского, Соломонова, рода, и Мария из священнического, Нафанова, рода.

Назаретский Иосиф берет к себе овдовевшую Марию из Соломоновой ветви вместе с ее детьми. Младший мальчик Иисус живет теперь со своим отцом Иосифом, мачехой Марией и сводными братьями и сестрами (Эмиль Бок. Детство и юность Иисуса. – Энигма, Москва, 1996. – с. 54).

К сожалению, ни Штайнер, ни Бок не приводят убедительных аргументов смерти старшего Иисуса. Евангелия, напротив, изобилуют вполне конкретными указаниями на то, что оба Иисуса выросли и оставили свои следы в евангельской истории.

Кроме того, ни Штайнер, ни Бок никак не аргументируют свое утверждение о смерти вифлеемского Иосифа и назаретской Марии, а также о последующем бракосочетании назаретского Иосифа и вифлеемской Марии. Евангелия, напротив, приводят свидетельства того, что как минимум обе Марии были живы на момент распятия назаретского Иисуса.

Таким образом, соглашаясь с основной канвой версии Штайнера, мы никак не можем принять на веру его утверждения о смерти старшего Иисуса и других членов родственных семей.


Глава 3

Взрослые Иисусы


3.1. Различия в возрасте

Иисус был крещен Иоанном Крестителем и начал свое служение не ранее, чем в пятнадцатый год правления Тиверия кесаря (Лука 3:1) (именно в том году начал проповедовать сам Иоанн Креститель). Известно, что Тиберий стал императором Рима в 14 г. н.э. Это означает, чтопятнадцатый год правления Тиверия кесаря приходился на 29 г. н.э. (14+15).

Иисус был распят в период наместничества Понтия Пилата, когда первосвященником в Иерусалиме был Каиафа. Исторически засвидетельствовано, что Пилат правил в Иудее в период 26-36 гг. н.э. Каиафа был первосвященником также до 36 г. н.э. (Иосиф ФлавийИудейские древности, – Минск: Беларусь, 1994. – том II, гл. XVIII, iv, 2-3). Таким образом, Иисус был распят не позднее 36 г. н.э.

Итак, Иисус начал свое служение не ранее 29 г. н.э. и был казнен не позднее 36 г. н.э. В 29-36 гг. н.э. старший Иисус, рожденный не позже 4 г. до н.э., не мог быть моложе 33-40 лет. В тот же период (29-36 гг. н.э.) младший Иисус, рожденный в 6 г. н.э., не мог быть старше 23-30 лет.

Согласно Луке (3:23) Иисус, начиная Свое служение, был лет около тридцати. Лука утверждает, что Иисус был лет около (то есть, менее) тридцати. Таким образом, в этом месте Лука имеет в виду младшего Иисуса, который ко времени его служения был не старше 30 лет. Лука никак не мог иметь в виду старшего Иисуса, ибо к тому времени ему было уже под 40. Если бы Лука писал о старшем Иисусе, то логичнее, с его стороны, было бы указать, что Иисус, начиная Свое служение, был лет около сорока.

Напротив, Иоанн пишет, что Иисусу нет еще пятидесяти лет (Иоан. 8:57). Таким образом, здесь Иоанн имеет в виду старшего Иисуса, которому к середине 30-х годов н.э. уже было под (или даже слегка за) 40. Иоанн никак не мог иметь в виду младшего Иисуса, так как к середине 30-х гг. н.э. тому было менее 30 лет. Если бы Иоанн писал о младшем Иисусе, то логичнее с его стороны, было бы указать, что Иисусу нет еще сорока (или даже тридцати) лет


3.2. Различия во внешности

Часть древнейших писаний утверждает, что Иисус был прекрасен, другая же часть не менее однозначно свидетельствует, что Иисус не блистал красотой.

Иисус называется прекрасным, например, у Матфея (17:2), Луки (11:27), в Псалмах (45:2), в апокрифическом Евангелии от Фомы. Согласно апокрифических Деяний апостола Иоанна (88, 93), Иисус явился Иакову в образе прекрасного юноши.

Напротив, другая часть древнейших писаний свидетельствует о безобразии Иисуса. Мал был ростом, говорят, и лицом некрасив, – вспомнит Цельс у Оригена. Вида никакого не имел… бесславен…презрен был по виду, – скажет и св. Юстин Мученик, видевший, может быть, тех, кто видел живое лицо Иисуса. Климент Александрийский пишет о безобразии Иисуса. Тот же Ириней знает, что Он был немощен и бесславен (по виду)(Д.Мережковский. Иисус Неизвестный, – Республика, Москва, 1996. – с. 213). Согласно апокрифических Деяний Иоанна Иисус казался Иоаннустарым, лысым, с длинной густой бородой


3.3. Различие в наименованиях

Часто в Евангелиях Иисуса называют Сыном Божьим (см. напр., у Матфея 3:17, 4:3, 4:6, 8:29, 16:16 и т.д.), но и не реже – Сыном Человеческим(см. напр., у Матфея 8:20, 9:6, 12:8, 12:32, 12:40, 16:27, 17:9, 17:22, 18:11, 19:28, 20:18 и т.д.); причем, речь здесь идет о разных лицах, ибо один из Иисусов специально запретил ученикам Своим, чтобы они никому не сказывали, что Он есть Христос (то есть, Сын Божий) (Матф. 16:20, 15). Напротив, другой Иисус открыто заявлял: Я – Сын Божий (Иоан. 10:36).

Таким образом, даже в канонических Евангелиях речь идет о двух разных лицах, причем, различия прослеживаются с момента рождения каждого из Иисусов. Следы двух Иисусов присутствуют также и в других источниках, писаниях и средневековых картинах. Иисусы различались по своему происхождению, возрасту, внешности, наименованиям, а также взглядам и действиям.


Эпилог

Здесь приведена только малая часть из весьма обширного массива доказательств существования двух Иисусов.

Обоснованно предполагаю, что и в этом, весьма сокращенном варианте, версия о двух разных Иисусах может для многих показаться вредной, вздорной, кощунственной, а то и просто опасной.

Подобная реакция вполне закономерна (для меня самого идея двух Христов (даже в очень смягченной трактовке Штайнера и Бока) поначалу стала большим потрясением!).

Однако подчеркиваю еще раз: версия возникла не на пустом месте. Она основывается на открытых и доступных каждому источниках – самих Евангелиях и исторических документах.

Извините, комментарии временно закрыты

    ???????@Mail.ru